Адвокат против интересов государства

11.10.1997 22:51



Широкие дискуссии в кругах юристов вызвал отказ адвокатов Андриса Грутупса, Арманда Чапкевича и Модриса Супе давать показания по делу о пропавших миллионах Латвэнерго. Адвокаты молчат, ссылаясь на различные статьи Закона об адвокатуре и Уголовного кодекса. Прокуратура считает, что адвокаты неправильно толкуют закон и, отказываясь давать показания, наносят вред не только интересам государства, но и интересам своего бывшего доверителя. Прокуратура, надеясь на поддержку парламентской комиссии, расследующей дело о пропавших трех миллионах латов в результате цессионного договора Латвэнерго, банка Балтия и лихтенштейнской фирмы, призывает внести изменения в статьи Закона об адвокатуре.

Адвокаты пишут жалобы.

Диена уже писала, что в сентябре прокурор Юрис Педа пригласил трех связанных с делом о пропавших трех миллионах Латвэнерго адвокатов, чтобы допросить их в качестве свидетелей. А.Грутупс представлял банк Балтия (ББ) в сделке с лихтенштейнской оффшорной фирмой International Finance Company Establishment (IFCE), А.Чапкевича на переговоры с Латвэнерго уполномочила фирма IFCE. Недавно выяснилось, что А.Чапкевич в свою очередь уполномочил М.Супе выполнять функции представителя IFCE. Таким образом, 20 июня этого года М.Супе передал финансовому директору Латвэнерго Ивару Лиузинику письма ББ и IFCE, в которых подтверждается, что после перечисления денег из Латвэнерго впредь никакие претензии к предприятию предъявляться не будут. Оба письма убедили руководителей энергопредприятия как можно быстрее перечислить деньги оффшорной фирме.

Адвокаты в прокуратуре молчали. Сразу же после этого визита они направились в Совет присяжных адвокатов Латвии (СПАЛ), где написали жалобы на действия прокуратуры. В этих жалобах говорится, что прокурор Ю.Педа пытался их допросить в качестве свидетелей об обстоятельствах, связанных с их профессиональной деятельностью. Когда адвокаты отказались давать показания, прокурор угрожал им, что в следующий раз будет допрашивать их как подозреваемых. После жалоб адвокатов последовала реакция СПАЛ - письмо генеральному прокурору Янису Скрастиньшу, где обращается его внимание на действия прокурора Я.Педы, которые противоречат нескольким статьям Закона об адвокатуре и Уголовного кодекса.

Молчание вредит доверителю.

Прокуратура считает, что нормы закона, на которые ссылаются не желающие говорить адвокаты, толкуются неверно. А именно, они не содержат запрета в ходе расследования уголовного дела допрашивать адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными до или после оказания юридической помощи. Прокуратура считает, что адвокат должен участвовать в допросе, во время которого ему следует подтвердить, что интересующие факты стали ему известны при оказании юридической помощи. При даче показаний адвокат должен доказать, что у него были легальные отношения с клиентом. Прокуратура считает, что адвокат не имеет права уклоняться от ответов на вопросы, о которых ему известно вне рамок оказания юридической помощи клиенту.

Прокурор Бирута Улпе, которой передано расследование дела о пропавших миллионах Латвэнерго, сказала Диене, что показания адвокатов имеют решающую роль в расследовании дела. "Если бы они дали показания, нам бы сразу стало ясно, что произошло в конкретных случаях. Я не понимаю действия адвокатов. Ведь здесь идет речь о раскрытии преступления", - считает Б.Улпе. С ней согласен также прокурор Виктор Маяушкис, который добавил: "В этом случае нет конфликта интересов, так как адвокат ведь должен представлять интересы своего клиента, а клиентом в данном случае является ББ, ликвидатор которого, Дейвид Берри, уже дал свои показания в прокуратуре".

Адвокат может быть обвиняемым.

Председатель СПАЛ Айвар Ниедре в беседе с Диеной подчеркнул, что адвоката нельзя допрашивать как свидетеля по уголовному делу. "Это оговаривает Закон об адвокатуре, а также Кодекс этики адвокатов, в котором идет речь о конфиденциальности. Мне кажется, что в законе эти вопросы рассмотрены достаточно ясно и недвусмысленно. Мы видим смысл в том обстоятельстве, что лицо должно иметь возможность делиться своими проблемами с юристом, одновременно зная, что это не будет обращено против него самого. Если мы не будем стараться последовательно соблюдать этот принцип, то это все становится просто пустым звуком", - считает А.Ниедре.

Другой вопрос, имеются ли в распоряжении прокуратуры сведения о том, что адвокат помогал совершить преступление.

А.Ниедре считает, что в этом случае адвоката следует привлечь к ответственности и допросить в качестве подозреваемого. Неприемлемо же это, если в распоряжении прокурора таких сведений нет, если, допрашивая адвоката, он хочет выяснить, были ли его действия законными "Не буду говорить о конкретном деле, но если установлено, что адвокат придумал преступный механизм, рассказал о его плане и поддержал сокрытие преступления, юридически его прикрывая, то ясно - он является обвиняемым. Если это не так и он только консультировал своего клиента, адвокат должен молчать. И тут ничего не поделаешь", - рассуждает А.Ниедре.

Сомневаются в важности показаний "Мне кажется, что часть юристов заблудились в трех соснах и допрашивают адвокатов. Даже если адвокат расскажет, как и что было, он не несет ответственности. Ответственность несет должностное лицо, принимавшее решение", - сказал Диене председатель Рижского окружного суда Янис Муйжниекс, комментируя отказ адвокатов давать показания по делу о пропавших миллионах. "Надо объяснять прямо, иначе возникает опасность, потому что юрист сходит с пути, по которому следовало бы идти, бесят людей, принимающих решения, которые формулируют действия так, как этого требует клиент, а вне поля зрения остаются те лица, которые непосредственно участвовали". Он считает, что профессия адвоката, так же как профессия врача или священнослужителя, налагает обязанность молчать. "В законе говорится, что запрещено требовать от адвоката сведений и объяснений. Так можно интерпретировать этот закон. Мне не известна интерпретация того закона, в соответствии с которым адвокаты должны давать показания. Кто может сказать, где та граница, которая определяет, какие сведения адвокат должен предоставить", - Я.Муйжниекс.

Один из сотрудников правоохранительных органов, который не захотел, чтобы его имя упоминалось в прессе, выразил Диене недоумение по поводу настойчивости прокуратуры. "Отказ адвокатов давать показания соответствует закону и обоснован. Я сомневаюсь в том, что эти показания сыграют роль в расследовании дела. Сомневаюсь и в результате расследования, потому что прокуратура только и надеется на показания адвокатов". По его мнению, если имеются серьезные разногласия в интерпретации закона, возможно, следует просить вмешаться Конституционный суд.

Надеются на изменения в законодательстве.

Так как мнения юристов об интерпретации Закона о прокуратуре расходятся, прозвучала мысль, что в этом законе необходимы изменения. Прокуратура надеется на активную поддержку комиссии Саэйма по расследованию. А.Ниедре считает, что изменения в законе недопустимы. "Это идет с прежних времен, когда закон один и все должны были его соблюдать, но если очень надо, то его можно не соблюдать или очень быстро изменить. В этом случае, очевидно, очень нужно, потому что речь идет о многих миллионах. Закон есть закон и его надо соблюдать. До того момента, пока не возникло дело о миллионах, никому эти пункты Закона об адвокатуре не мешали", - выска-зал Диене свое мнение А.Ниедре.

Автор: Авита Силиня, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha